Журнал

Козероги земли Чингисхана

Монголия известна трофейным охотникам достаточно давно, с 60-х годов прошлого века. Первыми дорогу туда проложили американские трофейщики, которые и поныне составляют большинство приезжающих охотников...  

Козероги земли Чингисхана

...Визитной карточкой трофейной охоты в Монголии, без сомнения, является аргали. Здесь обитают три вида – алтайский, самый крупный, а также хангайский и гобийский. Охота на них и раньше была самой дорогой в сравнении с другими видами аргали, а теперь в связи с заметным сокращением количества выделяемых лицензий стоимость охоты на монгольских аргали достигла заоблачных высот. Раньше ежегодно выделялось около 60 лицензий на баранов и порядка 200 на козерогов, а с этого года разрешено добывать 15 баранов и 30 козерогов. Охота на козерога вполне доступна, ее стоимость пока вполне сопоставима со стоимостью аналогичных охот в других странах. Также в Монголии можно поохотиться на марала, сибирскую косулю, волка, чернохвостую и белохвостую газель, хотя газелей мало, и в последнее время на них выдается буквально несколько лицензий в год. Кроме того, Монголия славится отличной рыбалкой, и есть охота по перу.

Мне всегда была интересна эта страна, и я много лет мечтал там поохотитсья, но как-то все не складывалось. И вот я на борту аэробуса «Аэрофлота» лечу в Улан-Батор. Шесть часов полета пролетели незаметно, а после прохождения таможни меня встретил представитель принимающей стороны Байасаа, прекрасно говорящий по-русски. Он помог мне со всеми бумажными формальностями, касавшимися ввоза оружия, и проводил в VIP-зал, где нам предстояло скоротать несколько часов до перелета к месту первой охоты. Первым по плану у нас был сибирский козерог – для охоты на него необходимо перелететь местной авиакомпанией в город Ховд, административный центр монгольского Алтая. Вскоре к нам присоединился и проводник по имени Зол, он также отлично говорил по-русски. Время ожидания пролетело незаметно – в рассказах об охотах и просмотре фотографий. До Ховда летели на винтовом «Фоккере» более чем почтенного возраста. На месте нас встретили местный организатор охоты и водитель. В городе мы произвели необходимые закупки, и наша команда – я, Зол, водитель и повар – отправилась в горы монгольского Алтая на чуде отечественного автомобилестроения – «уазе». Добрались до места уже по темноте. Наш лагерь – это несколько юрт с генератором. Юрта – гениальное изобретение человечества, мобильное, удобное, всепогодное жилище, в чем я еще раз с удовольствием убедился. У меня была отдельная юрта – с линолеумом на полу, умывальником и печкой посередине, топившейся, разумеется, кизяком. Расстелив свой спальник на раскладушке, я отлично выспался после долгой дороги.

Рано утром мы выдвинулись в горы. Где-то за час доехали до места, где нас ждали местные проводники – четыре колоритных пастуха-монгола в национальных халатах, которые очень забавно контрастировали с бейсболками на головах. Высота была за 3000 метров, -5 и довольно сильный ветер, моей голове было совсем не жарко в шапке и капюшоне, монголы же, казалось, совсем не мерзли в легких бейсболках. У одного из пастухов был карабин под мелкашечный патрон на самовыпиленной «кастом» ложе. С ними были шесть лошадей. Я, конечно же, знал, что монгольские лошади маленькие, но не представлял, что настолько – узкие седла и сбруя были практически точь-в-точь как у всадников Чингисхана, что я видел потом в историческом музее Улан-Батора. Забегая вперед, скажу, что монгольские лошади по силе, как мне показалось, вполне соответствовали своим скромным размерам. Мне доводилось ездить там, где горки покруче, да еще и с грузом впридачу, и лошадки были покрепче.

Диспозиция была следующая: пастухи нашли группу неплохих козерогов, которая паслась на огромном открытом склоне рядом с большой группой самок. Оставив стреноженных лошадей за большим валуном, мы стали рассматривать животных в трубу. Группа состояла из семи козлов, среди которых выделялись три крупных с характерной для зимнего окраса взрослого сибирского козерога сединой и черной грудью, с рогами явно за метр. Они были где-то в полутора километрах от нас, и подойти на выстрел незамеченными не было никакой возможности. Оставалось только дождаться, когда они закончат пастись и отправятся на дневку, и попытаться следовать за ними. Монголы устроили совещание, по результатам которого нам сказали, что мы должны ждать тут, а двое из них съездят и поищут в других направлениях. Примерно через час один из них прискакал в возбуждении – он утверждал, что видел группу козлов с очень большим самцом. Мы незамедлительно выдвинулись туда. К нашему приезду группы уже не было, но глазастый проводник заметил рога одного из козлов. Они шли в сторону от нас складкой, нам не было их видно, лишь пару раз высовывались за склоном рога кого-нибудь из них. Мы на конях выдвинулись вверх, чтобы их перехватить. Я занял удобную для выстрела позицию, в 400 метрах один за другим стали выходить козероги, я быстро произвел необходимые замеры и расчеты, сделал поправки в прицел. Шедший последним «монстр» оказался вполне заурядным козлом, значительно меньше любого из той тройки, что мы наблюдали утром. Мы разочарованно поднялись и на глазах у козерогов отправились к лошадям, а козлы быстренько ушли на всякий случай прочь.

Вернувшись на исходную точку, мы обнаружили, что наши старички заметно сместились вверх и через какое-то время скроются за перевалом. И самки, пощипывая травку, уходят, только в сторону. Дождавшись, когда скроются самцы, а за ними и самки, мы выдвинулись пешком вперед. Нам предстояло немного спуститься, перейти расщелину, а потом подняться метров на 400 по вполне удобному и не очень крутому склону. Подойдя к расщелине, мы обнаружили в 200 метрах под нами другую группу козерогов, и в ней был один крупный седой козел, но рога его были в лучшем случае метр, а то и чуть меньше, и мы продолжили путь.

Я еще тогда заметил, что мы пошли не туда, где скрылась группа стариков, а заметно левее. Ну, думаю, проводникам видней. Заняли удобную позицию с отличным обзором и, вооружившись биноклями, стали искать наших козерогов. Обнаружили мы их в совершенно неожиданном месте: на том же, что и мы, склоне, в россыпи камней отдыхали несколько козерогов в каких-то 250 метрах от нас. Я быстро посчитал и внес поправки в прицел, принял удобную позицию для стрельбы. Потянувший от нас по склону ветерок посеял беспокойство среди отдыхающего стада, они вскочили и стали уходить вверх по склону, и тут их оказалось намного больше, чем мы ожидали, – большая часть животных отдыхала в невидимой нами складке. Перед нами была группа более чем из 30 молодых самцов, но наших трофейных там не было. Это была другая группа. Монголы опять сели в кружок совещаться. Тут я решил вмешаться – а давайте больше не будем посылать никуда никаких разведок, а просто пойдем в ту сторону, куда ушла группа «старичков». Верхом стали подниматься теперь уже в верном направлении, минут через 10 мы были уже на хребте и практически сразу обнаружили наших трофейных козлов, отдыхающих где-то в 800 метрах от нас. Мы тут же спешились и, отдав лошадей одному из монголов, пошли большим кругом в обход, открытые участки преодолевая буквально ползком. Мы дали очень приличный крюк, но вышли незамеченными на отличную позицию ровно в 200 метрах от отдыхающей группы. Быстро определили самого большого, и я выстрелил. Козлы сорвались с места, мой побежал намного медленнее других и метров через 30 упал. Когда мы добрались до него, он уже дошел – это был отличный десятилетний козерог, необычайно крупный и откормленный, в красивом зимнем уже окрасе. Монголы говорят, что такие толстые козлы – к суровой зиме. Сделали несколько фотографий, забрали только трофей, мясо оставили в леднике до завтра – у нас не было свободной лошади, а монголы лошадей берегли и без большой необходимости не перегружали. Уже темнело, я сел на лошадь, прикидывая, что обратный путь займет не менее двух часов. Монголы же сказали, что мы будем возвращаться короткой дорогой, и для этого надо провести лошадей косогором под уздцы. Шли по довольно неприятному склону с частой сыпухой – о том, чтобы ехать верхом, не могло быть и речи. Прошел час «короткой дороги», окончательно стемнело, фонарь, естественно, был только у меня, прошел еще час – конца «короткой дороги» пока не было видно. Я высказал вслух, что я думаю об их навигаторских способностях, со мной молча согласились – видимо, природный навигатор немного подвел. В конце концов, я узнал, что четыре часа пешком – это ближе, чем два на лошади. В лагерь мы вернулись уже к полуночи. На следующий день нам предстоял переезд в Ховд, где, отдохнув день в гостинице, мы должны были перебраться в другой район для охоты на гобийского козерога.

Выехали на рассвете, и вопреки тому, что я читал об охоте в Монголии ранее, мы ехали не степью, а по дороге. Сейчас в Монголии ведется активное дорожное строительство, преимущественно китайскими фирмами. Масштаб поражает, особенно учитывая малонаселенность Монголии – на несколько сот километров пути встречаешь буквально несколько машин, и все равно строят дороги, на перспективу. Невольно промелькнула мысль о соседней стране, более известной иным отношением к дорогам. Добрались до места к вечеру. Вообще Гоби мне показалась не такой интересной, как монгольский Алтай. Монголы там в основном в европейской одежде, очень мало лошадей (вместо них автомобили и китайские мотоциклы), горы очень своеобразные – участки со скалами и довольно большие открытые пространства между ними. Горы заметно ниже, выше 2500 я там не забирался. Охота строилась следующим образом: мы подъезжали на «уазике» к такому горному участку и просматривали его в бинокли, ничего не найдя, ехали к следующему. За утро мы успели проверить несколько таких скальников, но козлов нигде не было, только в одном месте видели коз. Бросалась в глаза низкая по сравнению с Алтаем плотность животных. После нескольких часов поисков один из проводников увидел на вершине большой горы что-то похожее на отдыхающих козерогов. Я разложил трубу, шестидесятикратный «Цейс» показал трех козлов – двух молодых и одного крупного, седого, с не очень длинными, но толстыми рогами. Рога его были несильно загнуты – почти как у альпийского козерога. Гобийский козерог по размеру трофея и телу заметно уступает алтайскому. Я захотел попробовать добыть этого козла. Решено было поступить следующим образом: мы с одним из проводников идем вверх и выходим на очень удобный для стрельбы уступ, с которого до козлов будет не более 300 метров, остальные участники наблюдают за козлами снизу в оптику и сообщают нам по рации о возможных перемещениях животных. Было уже довольно жарко, и я скинул себя лишнюю одежду, готовясь к пятисотметровому подъему. Рюкзак тоже решил не брать – только карабин и трекинговые палки. Подъем был довольно удобный, и мы быстро набирали высоту, но тут затрещала рация, и снизу сообщили, что козлы скрылись – наверное, перешли на другую сторону хребта. Пришлось изменить маршрут – теперь мы поднимались заметно правее, стараясь обойти предполагаемое место перехода козлов, чтобы не спугнуть их. Наконец мы достигли вершины, ветер благоприятствовал, и мы медленно и осторожно стали двигаться по скалистой вершине, просматривая обе стороны. Еще раз спросили наблюдателей, они никого не видели. И я уже мог просматривать большую часть противоположного склона, там тоже никого не было. Я понял, что козероги где-то совсем рядом, в каких-нибудь десятках метров на скальной вершине. Я жестом попросил проводника выключить рацию и поставил свой прицел March на минимальную кратность 2,5. Мы шли очень осторожно, когда из-за скалы метрах в 30 от нас выскочил молоденький козлик и в два прыжка скрылся за уступом. Я выключил предохранитель, и в ту же секунду появился тот, за кем мы поднялись. Выстрел прогремел, как только приклад моей винтовки коснулся плеча, и козел покатился по камням. Через какое-то время к нам подошла остальная часть нашей охотничьей команды, поздравили друг друга, сфотографировались. Противоположный склон был очень пологий, так что удалось подогнать машину совсем близко. Забрав трофей, мы попрощались с местными монголами и тронулись в обратный путь – тем же маршрутом. Моя охота вместо двух недель заняла всего несколько дней, билетов на Москву на ближайшие рейсы не было никаких, и я с удовольствием провел пару дней в Улан-Баторе. В столице Монголии проживает более половины населения страны. Город преимущественно советской застройки и планировки, на окраинах есть и юрты. Он явно не справляется с огромным количеством автомобилей – пробки вполне сопоставимы с московскими, а вот культура вождения заметно ниже. Поведение водителей на дороге можно сравнить с поведением чабана, ведущего отару на водопой: пропустить соседа – признак дурного тона, да и не поймут. Так что на все перемещения по городу уходило немало времени и нервов. Хотя там было на что посмотреть: музей дикой природы с просто с фантастическими трофеями и ужасного качества чучелами, интереснейший исторический музей и музей вооруженных сил Монголии. Отличные рестораны с местной и азиатской кухней, много увеселительных заведений. Немало людей знают русский язык, смотрят наше ТВ и фильмы, слушают музыку, хотя наше влияние все слабеет – у молодежи в ходу, скорее, английский, да и западного бизнеса в стране намного больше, чем российского.

В заключение хочу посоветовать тем охотникам, кто думал о посещении Монголии, не затягивать с этой поездкой. Количество лицензий и охотничьих зон сокращается, охота дорожает, размеры трофеев с каждым годом все скромнее. Браконьерство среди местных жителей – повсеместно распространенное, обычное явление, которому государство не уделяет особого внимания. Есть и «зеленые» настроения в отдельных органах как местной, так и центральной власти. Так что будущее охоты в Монголии мне не показалось безоблачным. Не упустите возможность поохотиться в стране с самобытной культурой, с удивительной красоты степями и горами, где начинались исторические события, изменившие ход истории всего мира.

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
Текст и фото: Игорь Рогов 

Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№1 (64) 2018 №2 (17) Февраль 2014 №10, Октябрь, 2013 №10 (49) 2016 №12 (51) 2016 №6 (80) 2019