Журнал

На пороге открытия

Откроют, не откроют? Этот вопрос в недалёком прошлом мучил охотников перед каждым сезоном весенней охоты. В конце прошлого столетия весенняя охота открывалась по решению властей регионов, и будучи в большинстве своём людьми, далёкими от понимания охоты, чиновники натурально издевались над охотниками.

На пороге открытия Подготовленные решения об открытии весенней охоты не подписывались до последнего. Под различными надуманными предлогами открытие весенней охоты пытались отложить или вовсе не открывать сезон. Руководители охотуправлений обивали пороги больших кабинетов, убеждая в необходимости всё же открыть охоту. Охотники ждали и надеялись, а больше им ничего и не оставалось. И вот, когда в день накануне открытия властная рука всё-таки подписывала необходимый документ, начиналась суматоха. Очереди за путёвками, поспешные сборы, но долгожданный весенний сезон начинался и впереди были десять дней самой красивой, эмоциональной и долгожданной русской охоты.

Все эти трудности с открытием весеннего сезона приводили к тому, что охота часто открывалась не в соответствии с погодными условиями. То поздно, когда пролёт водоплавающей дичи уже закончился, а глухари и тетерева оттоковали. То рано, когда в угодьях ещё лежит снег и вальдшнеп не прилетел. Охотники, естественно, вину за такие открытия возлагали на охотуправления, несмотря на то что повлиять на ситуацию специалисты пытались, однако в большинстве регионов эти попытки были безуспешными.

В новом столетии обстановка с открытием весенней охоты, казалось бы, начала меняться. Сначала в 2009 году появились «Правила добывания объектов животного мира», которые установили чёткие сроки открытия весенней охоты в каждом субъекте, продлили общий срок весеннего сезона аж до 16 дней (!) и фактически блокировали возможность региональных властей закрывать весеннюю охоту. Для учёта погодных условий местные власти могли только смещать сроки открытия на срок до двух недель в ту или другую сторону. Но продержалась эта красота недолго. Появился новый Закон «Об охоте», а вмести с ним и новые федеральные правила охоты. Новые правила определяли субъектам рамочные сроки открытия весеннего сезона с 1 марта по 16 июня. В этом временном отрезке в своих параметрах охоты субъекты могли выбрать опять всё те же 10 дней для открытия весеннего сезона. Некоторым субъектам повезло больше: им было разрешено разделить территорию на южные и северные районы и установить разные сроки открытия, продлив таким образом общую продолжительность весенней охоты в регионе аж до двадцати дней.

Но ожидания охотников в очередной раз не оправдались и ситуацию с открытием весеннего сезона новое законодательство не улучшило, а скорее наоборот. Параметры охоты на территории субъекта утверждает высшее должностное лицо. Подготовка и принятие такого документа, ровно как и внесение в него изменений, занимают много времени. Несмотря на наличие различных регламентов и сроков согласования проекта документа, всевозможные службы протокола и юристы начинают вносить правки в документ и возвращать его на доработку. И опять же, будучи не всегда компетентными в вопросах охоты, правки они вносят зачастую нелепые и абсурдные. Специалистам уполномоченных органов в области охоты приходится неоднократно разъяснять специальную терминологию, а также доказывать необходимость принятия документа именно в такой редакции – одним словом, обычная чиновничья «работа». Поэтому закреплённые единожды в параметрах охоты субъекта сроки открытия весеннего сезона оставались таковыми и на последующие годы, несмотря на то что климатические условия весны каждый год были различными. И опять было – то поздно, то рано открыли. Единственным положительным новшеством было разнесение сроков охоты по югу и северу для ряда субъектов. Это отчасти сглаживало несовпадения сроков и погодных условий. Однако и тут не обошлось без проблем. Некоторые районы, отнесённые к «южным», в открытие оказались завалены снегом, а в некоторых «северных» уже цвела черёмуха. И менять их принадлежность никто не собирается, несмотря на обращения охотпользователей, специально уполномоченному органу просто лень возиться с изменениями параметров по вышеизложенным причинам.

На пороге открытия

В последующем 39-й пункт правил неоднократно видоизменялся, сроки между северными и южными районами стали непрерывными. Появилась возможность продления сезона охоты с подсадными утками до тридцати дней, правда, зачем-то при определении сроков требовали разницу хотя бы в один день с общим открытием. Но основной срок охоты так и остался 10-дневным.

Откуда вообще взялась эта цифра – 10 дней? И почему именно 10? На этот вопрос есть разные варианты ответов. Мне представляется наиболее вероятным, что такой срок перекочевал из некогда действующих типовых правил охоты на территории РСФСР и сохраняется как некий компромисс между «зелёным» зоозащитным лобби и охотниками. Ни с биологической, ни с охотхозяйственной точки зрения этот срок никак не обоснован, и, по мнению многих специалистов, для некоторых видов весенних охот он должен быть более продолжительным. Тем более что опыт 16-дневной весенней охоты по «Правилам добывания» никаких отрицательных последствий для численности пернатой дичи не имел. Давайте попробуем разобрать и подтвердить (или опровергнуть) необходимость увеличения общего срока продолжительности весенней охоты на основании циклов и периодов размножения основных объектов этой охоты и практики её проведения.

Вальдшнеп. Общеизвестно, что интенсивность тяги вальдшнепа увеличивается с потеплением и появлением листвы на деревьях. К тому же в это время большинство самок уже на гнёздах. Из 10 дней охоты охотник в среднем успевает поохотиться на тяге 3–5 раз, среднее количество добытых птиц на одного охотника за весну не превышает трёх штук. Цифры получены мною из анализа нескольких сезонов весенних охот в нашей области и личного опыта. Учитывая, что общий объём добычи вальдшнепа в России в разы меньше аналогичного в Европе, а количество активных охотников ежегодно снижается, увеличение общего срока весенней охоты на вальдшнепа до 15–20 дней никак не скажется на успешности размножения этого вида, зато значительно упростит жизнь гражданам, реализующим своё законное право на охоту в родной стране, так как в этот промежуток времени количество выходных и праздничных дней будет как раз около десяти.

Глухарь и тетерев. Редко кто из охотников выезжает на ток более двух раз за сезон. За всю свою охотничью жизнь я таких людей не встречал (может, кому-то повезло больше). Поскольку охота на току по красоте и эмоциональности превосходит все остальные виды весенних охот, охотник, единожды удачно поохотившийся весной на тетерева или глухаря, получает заряд положительных эмоций на весь год, и повторный выезд на ток, как правило, не требуется. Если кто-то в кабинетах думает, что охотники все десять дней весенней охоты безостановочно «долбят» глухарей, то он сильно заблуждается. При грамотной организации, учитывая полигамность этих видов птиц, охота на токах также не сказывается на условиях их размножения. А вот попасть десятью днями в погоду крайне сложно, поэтому увеличение сроков и этой охоты до 15–20 дней также вполне обосновано.

Гуси. Самый сложный объект охоты, как с точки зрения самой охоты, так и с точки зрения столкновения интересов орнитологов и охотоведов. В последние годы ряд весьма уважаемых в науке людей, а также примкнувших к ним (менее уважаемых, но желающих стать более уважаемыми), предпринимает усилия, направленные на полный запрет или существенные ограничения весенней охоты на гусей. Мотивация этих людей отчасти понятна, но обоснованность запретов и ограничений вызывает сомнения. Весенняя охота на гусей не подразумевает изъятие по полу, добываются как самцы, так и самки, гуси образуют устойчивые семейные пары и добыча весной одного гуся из пары автоматически исключает из размножения второго минимум на год. Вполне подходящие аргументы. Но, с другой стороны, влияние весенней охоты на гуся в России, на результаты его размножения никто по-хорошему не изучал, а учитывая ограниченное количество регионов, в которых проходит пролёт, а также низкую результативность этой трудоёмкой и сложной в подготовке охоты, плюс различные уже введённые и действующие нормы и ограничения, вряд ли это влияние будет фатальным. Неизвестно, и что происходит с гусями за рубежами нашей родины, в местах линьки и зимовки. Нашумевшее несколько лет назад видео с газовыми камерами для гусей в Голландии наталкивает на мысль, что, возможно, учёные не там ищут «корень зла». Срок же в 10 дней, с учётом погоды, может вообще не захватить пролёт гуся. Но думаю, что вопрос увеличения этого срока может поднять очередную «зелёную волну» с непредсказуемым результатом.

Единственной положительной тенденцией в изменении сроков весенней охоты является установление 30-дневного периода охоты на селезня с подсадными утками. Но и тут не обошлось без ложки дёгтя, которую добавили некоторые профильные органы управления охотой в регионах. Речь о нормах добычи. Видимо, с перепугу после введения столь продолжительного срока охоты на селезней с подсадными в некоторых регионах ввели норму добычи в весенний период 1–2 селезня за день охоты. Если кто из «специалистов», принявших такие нормы, не в курсе, то это в среднем 20–30 минут охоты с подсадной в день! Именно за такое время норма будет выполнена. То есть охотник с подсадной, поохотившись на утренней зоре, не сможет уже охотиться на вечерней. С одной стороны, на федеральном уровне этот вид охоты поддержали, но тут же обрезали на уровне субъектов. При этом нормы эти никак не обоснованы, ибо никакого анализа численности уток, количества добываемых селезней, успешности охоты с подсадной и количества охотников, участвующих в такой охоте, никто в субъектах не делал и не собирался. Цифры норм в очередной раз взяли с потолка в кабинетах руководителей. Хотелось бы, чтобы охотничья общественность и федеральные органы обратили на это внимание и заставили пересмотреть подобные нормы в тех субъектах, где они действуют.

Закроют, не закроют? Именно так теперь звучат вопросы охотников в преддверии весеннего сезона. То есть параметрами охоты сроки весеннего сезона обозначены во всех регионах (кроме тех, где губернаторы таки закрыли эту охоту насовсем) и вроде бы по умолчанию охота должна открываться, но появилась новая напасть. Весенние пожары. Проблема действительно острая и требующая решения, так как ущерб от лесных пожаров, в том числе и животному миру, огромен. Но поможет ли закрытие весенней охоты решить её? На одном из межведомственных совещаний весной 2010 года, когда ещё до открытия охоты пожары уже бушевали в нашей области, я задал вопрос представителю МСЧ, приятной женщине в форме с погонами:

– Почему вы требуете закрыть охоту, и как это, по-вашему, повлияет на ситуацию с пожарами?

– Ну как же, охотники ведь заряжают патроны газетами, которые при выстреле могут загореться и поджечь лесную подстилку!

Этот диалог свидетельствует об уровне понимания охоты представителями ведомств, участвующих, в том числе, в принятии решения о её закрытии. Закрытие весенней охоты в пожароопасный период на самом деле не более чем один из пунктов красивого отчёта перед федеральным центром о мерах, принятых для борьбы с пожарами. Хотя этот запрет никак на пожары не влияет. Мне неизвестны примеры, когда после запрета весенней охоты в каким-то регионе количество очагов возгорания резко снижалось. Как горело, так и продолжало гореть. А вот примеры, когда, несмотря на закрытие охоты, количество лесных пожаров увеличилось – есть. Причина более чем очевидна, лес горит не от охоты, а от огня, но такие банальные вещи, к сожалению, понятны не всем руководителям. Охотники как никто другой заинтересованы в сохранении своих угодий и недопущении возгораний. Большинство весенних охот проводятся без ночёвок в лесу, но даже если охотник вынужден жить в полевых условиях, он вполне может обойтись для обогрева и приготовления пищи газовым оборудованием, которое сейчас доступно и разнообразно. Но зато только охотник сообщит, если обнаружит лесной пожар, и примет участие в его тушении. Поэтому в современных условиях в пожароопасный период закрытие весенней охоты – избыточная и бесполезная мера, вполне достаточно обязать граждан (в том числе и охотников) соблюдать правила пожарной безопасности и запретить разводить открытый огонь в лесах, тем более что размеры штрафов за нарушения в этой сфере сейчас существенно увеличены.

В заключение – о том, что, на мой взгляд, можно было бы изменить в законодательстве, чтобы весенняя охота открывалась вовремя. Достаточно передать вопрос определения сроков открытия весенней охоты с уровня руководителей регионов на уровень руководителей специально уполномоченных органов в области охоты. У губернаторов хватает других проблем, требующих решений, поэтому такой вопрос, как открытие весеннего сезона, вполне мог бы решаться на уровне профильных органов исполнительной власти. Закрывать и ограничивать весеннюю охоту без веских оснований и без согласования с федеральным центром региональным властям стоит запретить. И вот тогда специалисты могли бы с учётом погодных условий, без затягивания и бумажной волокиты открывать весеннюю охоту вовремя. А охотники, соблюдая все нормы и правила, могли бы без нервотрёпки вновь насладиться этой красивой, эмоционально насыщенной, исконно русской охотой, которая, безусловно, является культурным достоянием нашего народа.

Автор: Илья Гурин



Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9 (72) 2018 №3 (54) 2017 №6 (81) 2019 №3 (102) 2021 №3 (114) 2022 №5 (128) 2023